ВИКТОРИЯ- ПОБЕДА! Часть седьмая.

fullsize

Здравствуйте, мои дорогие друзья, читатели, подписчики! Прошу прощения за то, что  задержала очередную публикацию-конец учебного года, экзамены  на аттестат зрелости ( и все это осложнено  проблемами, связанными с "короной").   Продолжаю рассказ о тех, кто сумел комплекс неполноценности компенсировать силой характера, умением побеждать, быть счастливым. И так, продолжение повести "Виктория-победа!"

Людей было много. Оказывается, это выставка далеко не первая. Чуйскую знали.

От сияющих тихим жемчужным светом , изящных в полете ломаных линий , удивительно лиричных картин веяло свежестью, юностью, счастьем, ранней осенью и апрелем.

- Мне вспомнились рассказы Паустовского,- обернулась я к Виктории.- После них душа , словно росой омыта. И от этих работ так же, правда?

-Правда,- тихо ответила она.- Познакомьте меня, пожалуйста с их автором, моей тезкой.

- Конечно. Думаю, она там, где толпится народ.

… На кресле с высокой спинкой сидела красивая молодая женщина. Вьющиеся волосы разметаны по плечам. Стильный свитер с высоким горлом, серебряные цепочки с множеством брелоков. Ухоженные прекрасные руки. Открытый взгляд. Искренняя, спокойная, оживленная, уверенная в себе. Ноги прикрыты пледом. Рядом с креслом-невысокий бородатый мужчина.

 

- Дмитрий, мой муж. А это давние знакомые- Катя, Сергей, Игорь,- представила нас друг другу художница.

- А это Юрий и Виктория, наши друзья,- подхватила я.

Игорь рассыпался в комплиментах, приложился к ручке хозяйки торжества. Поймал мой насмешливый взгляд, улыбнулся. Мы оба вспомнили первую поездку в дом Виктории Чуйской. 

Репатриация. Поиски нового жизненного пути. В Министерстве абсорбции предложили подарок- субсидированный курс для будущих бизнесменов. Предпринимателем я не стала. Но курс, действительно, был настоящим подарком: и высокий уровень преподавания, и дружеская атмосфера в группе, и люди, которые там оказались. Каждый из нас рождался заново.

Я восхищалась полной красавицей- руководительницей народного хора в « прошлой жизни» , переродившейся в профессионального косметолога.

А сестры- инженеры , открывшие кукольный театр, давшие жизнь выразительным , характерным куклам- артистам!

А учитель математики, золотые руки которого создавали сказочные наряды!

Но больше всего потрясла меня молодая женщина, художница. На инвалидной коляске. Ее по очереди привозили отец, мать, брат. Роскошные каштановые кудри. Всегда со вкусом одета. Правда , « одета» была только верхняя часть тела. Ноги всегда прикрыты пледами, шалями в цвет блузок, свитеров, курточек…

Виктория Чуйская. Честно говоря, казалось, что есть только полчеловека, настолько бестелесной выглядела часть, спрятанная от посторонних глаз. Поначалу мы с искусственно- бодрым видом обращались к Виктории, пытаясь спрятать растерянность и жалость. Но прошло совсем немного времени- и исчезла искалеченная девушка. Чуйская - иронично- остроумная, естественная, глубокая, интересная, открытая, радостная, без комплексов. Наша Виточка. Какая там калека!

На одном из психологических тренингов спокойно рассказывала:

- Не помню себя с ногами. Точнее, они есть, но не хотят работать. Это мешает, конечно. Что делать? Пришлось научиться жить с тем, что дал Бог. У меня- дело, мечты, цели. Родители и старший брат, как видите, моя опора. Нет, нет, не потому, что помогают перемещаться в пространстве- скоро я смогу делать многое сама: учусь водить машину- мне специальную дает государство, скоро получу. Есть и другие средства.. Главное, что родные с тех пор, как себя помню, учили меня быть счастливой. И у меня - открытый дом, друзья, мои картины. Да, приглашаю тех, кто хочет посмотреть их, к себе. Обещаю вкусный чай и фирменные ватрушки.

- А чай тоже фирменный?- пошутил психолог.

- У нас все фирменное, правда , мама?

Это была правда. В этом доме все имело свое лицо. Доброе лицо. Ясное. Просторные комнаты, высокие окна, легкие шторы, яркие пятна диванных подушек, живые цветы, умопомрачительный запах сдобы, фарфоровые прозрачные чашечки… Сервировали чайный столик друзья Виктории- девушка и два парня. Они подтрунивали друг над другом, над Викой. Та не оставалась в долгу - насмешничала с мягкой иронией. Никто не относился к хозяйке « бережно», здесь не было больной.

- Если хотите, взгляните на мои работы. На стенах, в альбомах , в папках- картины, наброски.

Поэзия, нежность… Воздушные, дымчатые, то серебристо- розовые, то пастельные, то темнеющие на глазах. Тонкие летящие линии, сплетение полевых цветов… Пейзажи, то радостные, то печальные, но никогда не тоскливо- безысходные. Сиреневые полосы дождя, сияние капель на прелестных лицах под разноцветными зонтиками… И везде- уверенная рука художника. Неожиданно вспомнились произведения Кустодиева. Яркие, полные радости жизни и любви к ней. Созданные человеком , прикованным к постели много лет.

Все это я рассказывала своим друзьям. Игорь внимательно слушал.

- Не можете ли Вы устроить нам встречу, Катя?- спросил он.- Выходит моя новая книга стихов. Ищу оформителя.

 - Попробую.

- Сделайте это побыстрее, ладно? Может быть, завтра. Как раз выходной.

Виктория сразу согласилась нас принять. Я волновалась. У Игоря язык, как « бритва обоюдоострая»,- вдруг обидит. Или глянет не так.

Вика сидела на широком диване. Я представила впечатление Игоря- в груди кольнуло: полженщины, крошечная красивая половинка. Горин внимательно рассматривал рисунки, акварели, небольшие полотна на стенах. Молчал. Слишком долго, на мой взгляд. «Ну, ну, восхитись!»- мысленно толкала я его.

- Да-а-а,- протянул наконец,- мне все это не нравится, вернее, не подходит. Сердце упало и покрылось ледяным панцирем: « Привела его, идиотка. Пришел и выпендривается, да еще так жестоко! Дура я, дурра!»

- Ваши картины, Виктория, очень женские. А стихи мои - мужские. Вот они. Посмотрите, можно ли Ваш талант соединить с тем, что создано мною. Да, слышал у Вас вкусный чай подают? Катя, извините, мы тут немного поработаем.

Два часа я скромно сидела в сторонке, листая книги, пока шло обсуждение « грандиозного» проекта. Прощаясь, Виктория задержала руку Игоря:

- Спасибо Вам. Подарили новую идею. Стану оформлять книги.

С этого дня мы с Гориным стали друзьями.

 Продолжение в следующем выпуске. До встречи!